ИММУНИТЕТ К ВОЙНЕ

ФЕСТИВАЛЬ СОВРЕМЕННОЙ ПЕСНИ «ДОНЕЦКИЕ САМОЦВЕТЫ», ПРИУРОЧЕННЫЙ КО ДНЮ ШАХТЕРА, ПРОВОДИТСЯ СТОЛИЧНОЙ ФИЛАРМОНИЕЙ УЖЕ БОЛЕЕ 40 ЛЕТ. В НЫНЕШНЕМ ГОДУ ОРГАНИЗАТОРЫ РЕШИЛИ ДОБАВИТЬ МЕРОПРИЯТИЮ ГУМАНИТАРНОГО ЗВУЧАНИЯ – С 10 ПО 19 АВГУСТА ДОНЕЦКИЕ АРТИСТЫ ПОСЕТИЛИ С ВЫЕЗДНЫМИ КОНЦЕРТАМИ РЯД МАЛЫХ НАСЕЛЕННЫХ ПУНКТОВ РЕСПУБЛИКИ

Живут, женятся, рожают

Ольховатка и Булавинское под Енакиево; Пелагеевка под Торезом; макеевский поселок Объединенный; Коммуна и поселок 8 Марта, отнесенные к Дебальцевскому горсовету; Гольмовский чуть севернее Горловки – люди живут здесь серыми буднями. Очагов культуры и досуга минимум, кое-где даже с элементарными благами цивилизации туговато. Эти точки на карте и в украинское время чувствовали себя бедными родственниками, война и вовсе поставила их на грань существования.

Хуже всего, пожалуй, Гольмовскому. Вот уже четыре года поселок лежит буфером между двумя сторонами конфликта, у самой линии разграничения. И никакие соглашения не приносят жителям облегчения.

– Обстреливают каждый день, утром и вечером, – делится работник местного ДК Виктор Агарков. – Не так интенсивно, как в 2014-м, но регулярно. Вот сегодня к одной бабуле на окраине поселка в окно осколок залетел. Повезло ей – как раз из дому ушла. Вернулась, перекрестилась…

Говорят, нельзя сравнивать плохое с отвратительным. Еще как можно! Жители Гольмовского в этом единодушны. То, что творилось в поселке три-четыре года назад, страшно даже вспоминать.

– Сейчас я уже не так боюсь взрывов, – признается восьмилетний Саша. – Я уже большой, и стреляют не так часто. Мы даже перестали с мамой ходить в бомбоубежище. А раньше постоянно ночевали там. И даже папа с нами иногда ходил.

– Главное, что вода есть, и газ, и свет. Правда, электричество часто перебивают, но ребята его быстро налаживают. Терпеть можно, – рассказывает гольмовчанка Ирина Ракита.

Впрочем, терпели и раньше. Некуда людям ехать. «Где родился, там и сгодился» – мудрость мирного времени, но ей же утешают себя и в военное, если нет альтернативы.

– Людей стало побольше, – продолжает Виктор Агарков. – В первые годы войны очень многие выехали, сейчас, смотрю, тот вернулся, другой…

– Да где больше?! – спорит проходящий мимо парень, пожелавший остаться безымянным. – Человек на двести-триста. Что здесь делать? Если кто уехал – значит, было куда. Зачем тогда и возвращаться? Особенно молодым. Пенсионеры еще туда-сюда, а молодежи-то как здесь жить? Все сидим на бирже труда, на копеечном пособии. Кто-то, конечно, в Горловку ездит на работу…

– Ну все равно, хоть и триста человек. Некоторые уехали на лето, отдыхать. К школе вернутся, – не сдается Виктор Анатольевич. – Живут люди, женятся, рожают детей.

Как иллюстрация этих слов – мамаша, сидящая тут же, у фонтана. Член общества, которого она выгуливает в коляске, явно военного производства.

Вдруг неподалеку раздается звук автоматной очереди. Близко, словно на соседней улице. Никто и ухом не ведет, даже молодая мама. Это ужасный иммунитет к войне…

Селфи у фонтана

Вообще, Гольмовский не выглядит депрессивным. Пустовато на улицах, но это ведь поселок, не мегаполис. Да и день рабочий. Территория центральной площади, у дворца культуры, облагорожена: газоны и кустики живой изгороди подстрижены, дорожки выметены, деревья и бордюры побелены. Вычурный фонтанчик пользуется вниманием поселян – только при мне на его фоне селфились три молодые пары и кучка школьников.

Фронтальный участок площади – в ведении ДК. За дворцом – парк и мемориал, возведенный к 30-летию Победы. Их блюдет поселковый совет. Парк, правда, запущен, но не больше, чем щербаковский в Донецке (имею в виду восточный берег 1-го городского пруда). Зато мемориал – в полном порядке. По словам директора ДК «Гольмовский» Ирины Петренко, здесь регулярно проходят памятные митинги.

В самом ДК – Музей боевой славы. Экспозиция маленькая, но интересная. Например, образцы почвы из героических мест Великой Отечественной: из молодогвардейского шурфа, Хатыни, Брестской крепости, с Мамаева кургана, из ряда городов-героев. Здесь же – наследие войны нынешней: мины, снаряды, осколки. Раньше музей располагался в специализированной школе-интернате, но в 2014-м учебное заведение было разрушено. Экспозицию удалось спасти.

У Гольмовского славная история, в 1960-е годы он признавался одним из лучших среди поселков области по красоте, благоустройству, озеленению. Никитовский доломитный завод выпускал высокоогнеупорные хромомагнезитовые изделия, шедшие даже на экспорт. Правда, вот уж почти 20 лет, как завод не работает… Но гольмовчане помнят о гордом прошлом и не дают себе опускать голову.

«Лекарство» для гольмовской души

В войну любое культурное мероприятие вызывает острый интерес населения. Культура лечит душу, и люди инстинктивно тянутся к «лекарству». Напрасно директор гольмовского дворца культуры переживала, что народ не соберется на концерт из-за будней. За полчаса до действа люди плотной цепочкой потянулись к ДК. Просто расстояния в поселке небольшие, у жителей нет привычки выходить из дому заранее. И так не опоздаешь.

Ближе к началу встал другой вопрос: а вместит ли 400-местный зал всех желающих? Подумывали о том, чтобы вывести звук на динамики снаружи – уж больно кучно было в проходах актового зала. Но утряслось, все поместились.

Контингент собрался самый разношерстный. От пенсионеров до детсадовцев. Были даже старшеклассники. Вели себя скромно, созвучно залу, артистам аплодировали. Попробуйте в Донецке загнать такую публику на концерт народного ансамбля…

Гольма уже пять лет не видела приезжих артистов. Для поселка отдушина и горловские коллективы. Пару раз в месяц ДК устраивает при уже упомянутом фонтане уличные праздники: караоке, детские состязания, выступления воспитанников местных кружков. И туда народ валом валит, а тут – столичные!

Не обошлось без курьезов. Местный песик, стройный, как велосипед, попытался было пройти в зрительный зал. Не метался в растерянности, шел уверенной походкой, будто завсегдатай одного из кружков. И только на втором этаже привлек внимание работника ДК и был спроважен прочь. Причем не выведен на улицу, а лишь развернут мордой назад. Ничуть не смутившись, кобелек тем же ровным шагом спустился вниз и, лениво «улыбаясь», прилег у колонны дворца. Нельзя так нельзя, не очень-то и хотелось…

Ноев ковчег

Донецкая филармония презентовала Гольмовскому двухактное зрелище: открыл представление ансамбль песни и танца «Околица», завершила – шоу-группа «Два с половиной кума».

Чувствуя искреннюю симпатию зала, оба коллектива выдали максимальный драйв. Танцоры «Околицы» едва не выпрыгивали за пределы малогабаритной сцены, яростно гремели каблуками, а зычностью своего хора, казалось, расширили стены дворцового зала. Народ хлопал в такт, а карандаши даже носились по проходам и приплясывали, пытаясь подражать донецким гостям в ярких казацких костюмах. Никто не сковывал детей, для них эмоциональный выход еще важнее, чем для взрослых. Провожали «Околицу» стоя, аплодисментами.

Если первый коллектив раскрепостил зрителей, то второй и вовсе убрал границы между сценой и залом. «Два с половиной кума» открыто призывали народ не стесняться, петь, танцевать. Призыв был услышан довольно скоро. Уже на третьей песне в проходе затоптался гражданин средних лет и средней трезвости, сопровождая выступление «кумовьев» импровизированной подтанцовкой. На «Ламбаде» к нему присоединилась довольно импозантная женщина. Тут уж и Эдуард Костандян не удержался на сцене, пошел в народ. Зажигательное трио высекло из зала такие искры!..

А за окном, всего в какой-то версте, стоят вражьи когорты… Но зал ДК «Гольмовский», словно Ноев ковчег, на время освободил людей от осознания внешней опасности. Гремели колонки, хлопали и пели зрители – если бы снаружи раздалась канонада, вряд ли кто-то выделил бы ее в общем гаме. Да похоже, что в этот момент всем было немножко наплевать на войну. Она и так с гольмовчанами постоянно, пусть уж хоть на полтора часа погодит, не портит праздник!

Автор Роман КАРПЕНКО. Фото Павла НЫРКОВ

Газета «Донецкое время»